inserted
До обоснуя ли, когда яой в разгаре...
Автор: inserted
Фандом: Heroes V of Might and Magic
Паринг: Джемаль/Зехир, упоминание о Маркел/Зехир, POV Джемаль (ОС)
Рейтинг: NC-17
Жанр: slash, romance, angst, hurt/comfort
Предупреждения: ОС, однополый секс, чуть-чуть нецензурной лексики, слишком много Зехира, "три ведра ангста". И обоснуй все-таки не выдержал и скончался)).
A/N: приквелл к «Мальчишке»

в подарок Сар-Лите
и всем остальным моим читателям
на грядущий Новый Год,
со слэшем, ангстом, наложницами, НЦой,
слезами и стонами, любовью, ненавистью и войной,
и высоким, кареглазым Зехиром,
который ведет себя, как мальчишка.

Обратная сторона
(часть третья)



Вести о том, что Империя Грифона спелась с некромантами и, вероломно разорвав мирный договор, начала войну, пришли в Аль-Сафир примерно через месяц. Зехир говорил, что привыкшие за последние двадцать лет к мирной жизни маги склонны были считать это скорее шуткой, и не верили в серьезность угрозы...
Еще через неделю пал Хиким.
Об этом я узнал от Лейлы. Ушедшая на базар за покупками девушка вернулась скорее, чем обычно. Она была бледнее призрака, в больших глазах отчетливо читался страх, а губки под прозрачной вуалью подрагивали. Охранный голем, обычно тащивший на себе уйму сумок, держал всего пару пакетов и равнодушно на меня таращился. Встревоженный, я спросил ее, что случилось. Она дрожащим голосом ответила:
- Хиким... Взят некромантами, господин...
Я прислонился к стене в коридоре, чтобы не упасть. Все Драконы, вместе взятые! Мой родной город... Мои родители... Что с ними? Куда идти, чем помочь, как что узнать?
Вести были безрадостные. Армии наши разбиты, город осквернен и стал пристанищем немертвых, известий о выживших пока - единицы…
Я сидел за обеденным столом, невидящим взглядом смотря на остывающую, заботливо приготовленную Лейлой еду, а та безрезультатно уговаривала меня съесть хоть что-нибудь. Раздался стук в дверь, девушка ушла открывать, но я этого и не заметил.
Мои родные... Милые мои папа, мама, братья и сестренка... Выжили или погибли? Или, быть может, подняты некромантом и теперь, став бездушными скелетами, идут на штурм следующего города Серебряной Лиги? Никто мне не расскажет, что с ними сталось - кому есть дело до жизней мелкого бакалейщика, швеи и их детей тогда, когда о судьбе магов-то всех неизвестно?
Что делать? Ехать в Хиким? Война, враги, толку-то там от меня? Оставаться здесь, словно бы ничего не случилось? Невозможно...
Я не слышал шагов босых ног и опомнился только, когда рука легла мне на плечо - не тонкая, изящная ручка наложницы, а сильная мужская ладонь. Вздрогнул, поднял голову.
Зехир.
- Ты уже знаешь... Мне и вправду - жаль, - сказал он. Темно-карие глаза его смотрели с искренним участием.
Ох, Зехир пришел, да, точно. Надо взять себя в руки - он, небось, снова от Маркела, как из боя...
- Я не от него, - словно бы прочтя мои мысли, покачал головой тот. - Я... к тебе пришел. Просто - к тебе.
Улыбнулся сочувственно и чуть-чуть виновато.
И тут до меня дошло.
- Ты знал? - спросил его я, поднимаясь на ноги. - Знал, что первым будет мой Хиким?
Он кивнул. Я просто онемел от нахлынувшей злости! Еле-еле выдавил:
- Знал, и не сказал ничего?! Я бы мог... Мог хотя бы предупредить родителей!
- Не мог, - покачал тот головой. - Клятва, ты помнишь?
Мне ужасно захотелось дать ему по его смазливой морде... Но он легко перехватил мою руку, притянул к себе, бесцеремонно сгреб в охапку, прижался губами к моим, не давая высказать все то, что мне так хотелось бросить сейчас ему в лицо. Я попытался вырваться, но куда там - он был сильней меня, недовоин проклятый... Драконы, я почти что ненавидел его в тот момент!
Впрочем, себя я ненавидел еще больше. Потому что понял, что никуда я не поеду, а останусь здесь. Здесь, с ним, с этой сволочью, чтобы его еще и Ургаш поимел.
С этой притягательной, желанной сволочью...
С тем, кого я люблю, и кому я нужен.
С тем, кто знает даже больше меня, и так же не в силах ничего изменить.
И я сдался. Перестал дергаться и упрямо сжимать губы, приоткрыл рот, отвечая на его поцелуй. Ласковый, нежный, обреченный...
- А теперь вот ответь мне, Джемаль. Он того стоит? - с горечью спросил, отпуская меня, Зехир. - Гребаный Асхан - стоит всего этого?! Твоих родителей... меня... и всех, кто гибнет в боях?
Я отвернулся, скривив губы. Потому что ответить ему сейчас - значило нарушить данную Сайрусу клятву.
Немертвый в восторге, говорил Зехир, когда в следующий раз вернулся от некроманта. В абсолютном феерическом восторге. Ищет части какого-то-там некромантского артефакта. Королева людей выполняет все его приказы, разве что хвостом перед ним не виляет. Войны империи ропщут, но пока подчиняются.
Хиким, Зияд, Бахия, Аль-Сафир.
Четыре наших города, четыре небесных жемчужины пустыни...
- Ироллан знает о выкрутасах Империи Грифона. Плюс демоны - вот уж не думал, что когда-нибудь дети Ургаша будут играть нам на руку! Ну, словом, пока все идет по плану, - рассказывал мне Зехир в другой раз, когда мы лежали с ним рядышком на моем многострадальном пушистом ковре и сохли после его купания.
- То есть, все плохо, и наше состояние плачено?
- Ну... да, - вздохнул он.
- А что Маркел?
- Что-что... Пообещал мне не трогать остальные города.
- И ты ему веришь?
- Нет, конечно. Но я надеюсь, что он сдержит слово.
- Некромант-то? Слово, данное магу?
- Я буду... стараться, чтобы ему захотелось это сделать, - выдавил из себя он.
- Ох, прости.
- Да ничего. Все в порядке. Я уже почти привык. И к расцарапанной спине, и к ледяным рукам, и к запаху тлена, и ко всему остальному тоже. У губ некромантов такой странный привкус - кажется отчего-то, что целуешься с самой смертью...
- Зехир...
- Ну и, конечно, секс, - отстраненно глядя темно-карими глазами в потолок, продолжал он. - У меня каждый раз все болит. Он меня привязывает... приказывает... кусает... Берет во всех мыслимых и немыслимых положениях. Незабываемые, блять, ощущения. Как будто я шлюха какая-нибудь, а не сын правителя магов! Ох, я представляю себе его торжество - днем разбить наши войска, а вечером поставить покорного сына Сайруса поудобнее и оттрахать... Сперва так, потом эдак, как немертвой душе угодно! Дьяволы Шио, как же я его ненавижу...
Я не находился с ответом. Просто приносил еще вина, начинал целовать его ласково - все что угодно, лишь бы только вытравить царящую в его глазах равнодушную пустоту.
- Ты же все знаешь. Ну объясни, зачем тебе я нужен, подлый предатель, подстилка некромантова, а? - иногда тоскливо спрашивал он.
И ни разу не услышал правдивого ответа.


***

- ...я приложу все усилия, чтобы оправдать оказанное мне архимагами Круга Девяти доверие. И я именем отца своего клянусь - я сделаю все, чтобы выдворить имперцев и немертвых с наших земель!
Зехир стоит на широком балконе и обращается ко всем нам, собравшимся на главной площади столицы. Уверенный в себе, с гордо поднятой головой. Блестят на гранях драгоценных камней солнечные лучики, ветер ласково перебирает длинные, вьющиеся пряди нашего нового правителя. Он очень красив сейчас: высокий, стройный, облаченный в дорогие желтые одежды - цвета мести, цвета гнева. В голосе его звучат властные нотки и я знаю, все собравшиеся верят - да, сделает. Положит в битвах армии Лиги, утопит бывших союзников в крови и, если понадобится, лично упокоит Маркела, вырвав холодное сердце из его немертвой груди.
Он улыбается, красивый, молодой, полный сил и жажды мести. В темно-карих глазах его горит настоящий огонь. И все верят. Потому что ему легко верить, потому что хочется верить, что все закончится. И кровопролитные сражения, и изматывающие осады, что иссякнут наконец волны немертвых, день за днем разбивающиеся о белые стены наших гарнизонов. Что закончится эта безумная война, в которой люди-маги убивают людей-рыцарей, исполняющих приказ ненавистного некроманта. Что взятые врагами небесные города снова будут принадлежать нам, и песок пустынь погребет под собой кости нежити. Что мы отомстим за тех, кто пал в боях. Что не все еще потеряно, что Серебряная Лига еще покажет, на что она способна.
Ему отвечают восторженными криками. Зехир стоит, положив руку на эфес сабли, гордый, уверенно улыбающийся всем нам. Первый в Круге, самый молодой за всю историю государства. Самый талантливый маг.
И никто из них не знает, что наш новый правитель вчера всю ночь рыдал в моих объятьях.

Он заявился с кувшином "Слез Арката" - гномской дряни, от одного глотка которой перехватывает дыхание и катятся слезы из глаз. Уставший, вымотанный, издерганный. Одежда мятая, туфли посерели от пыли, круги под глазами. Приводить себя в порядок отказался, с порога потребовав стаканы. Умница Лейла сразу же куда-то исчезла, ну а я беспрекословно подчинился - о том, что вчера Маркел расправился с Сайрусом, знали уже все.
- Завтра совет Круга Девяти, - заявил он обреченно, глядя, как я разливаю выпивку.
- И?
- Меня выберут.
- Это же хорошо, разве нет? - спросил я, протягивая ему кружку с налитой на палец кристально-прозрачной жидкостью. Он отобрал у меня кувшин и плеснул в свой стакан еще.
- Зехир...
- Это по плану. Не думаю, что Круг пойдет против последней воли отца. Пока я - идеальный вариант. Побороться за власть старички смогут, когда война закончится.
И, выпив, закашлялся. Я, с сомнением поглядев на самую крепкую на Асхане субстанцию, выдохнул, и опрокинул кружку тоже. Рот и горло обожгло, словно раскаленной лавы выпил, а на глазах и в самом деле слезы выступили. Я тоже закашлялся, торопливо схватил и сунул в рот кусочек сыра.
- Ну и дря-я-янь... - протянул Зехир.
- У меня вино есть, как обычно.
- Нет. Сегодня мы будем пить это, - уверенно сказал он. И добавил жалобно. - Я спать не могу, Джемаль. С тех самых пор, как отец... - голос его дрогнул, губы горестно скривились, и он что есть сил, исступлённо ударил кулаком по столику - так, что вся посуда подпрыгнула.
Я молча перебрался к нему поближе, одной рукой обнял, а другой налил еще. Мысленно попросил у него прощения и спросил осторожно:
- Ты у Маркела когда был?
Он уставился на меня, как титан - на гремлина. Выпил, снова закашлялся, а затем заявил:
- Давно не был. И быть больше не собираюсь. К дьяволу все! Пусть лучше Асхан Ургашу достанется, чем я еще раз... К этому... - он передернулся от отвращения.
Ну да, все в точности так, как и предупреждал Сайрус.
- Ты должен, - мягко сказал я.
- Должен?! - взвопил тот. - Я, должен? Джемаль, он убил моего отца! Неужели ты думаешь, что после этого я могу...
- Как будто ты раньше об этом не знал.
Зехир осекся. Нахмурился:
- О чем ты?
- Ну, о том, что он убьет Сайруса. О том, что ты спишь с его будущим убийцей.
Он беззащитно моргнул, опустил голову:
- Я... я не верил, что он его действительно убьет. Думал, что отец каким-нибудь чудом сумеет избежать смерти... Что у него есть план, о котором он даже мне не рассказывает... Ты что, действительно думаешь, что я?..
Я кивнул:
- Теперь-то уж точно.
- Я не могу!
- Ты должен.
- Я не сумею, он все поймет!
- Ты должен, - ласково погладил его по щеке я. - Должен, чтобы смерть Сайруса не оказалась напрасной. Ты справишься.
Зехир взглянул на меня. Торопливо отвернулся, спрятав лицо в ладонях. Я обнял его, прижал к себе, сочувственно скользнул рукой по спине...
И он расплакался.
Маленький мой, хороший мой, совсем еще мальчишка, даже младше, чем я... С непомерной ношей долга на поникших, вздрагивающих плечах. Который должен быть сдержанным, уверенным и гордым. У которого не должно быть изъянов и слабостей. На него надеются. В него верят. Он должен.
И никому нельзя показать царящие в душе отчаяние, растерянность, страх и боль.
Унижение.
Постоянное осознание того, что от него, возможно, зависит судьба всего мира.
Ночь за ночью притворяться, что влюблен в того, кого ненавидишь.
Одна за другой - проигранные битвы.
Теперь вот еще и смерть отца.
Он плакал тихо, беззвучно и долго, а я прижимал его к себе, поглаживал по спине и темным кудрям, сцеловывал соленые капельки с его лица. Я его не успокаивал - это было не нужно, да и не простил бы мне Зехир этого...
Выплакавшись, он так и уснул у меня в объятьях. А я сидел, боявшись пошевелиться, чтобы его не разбудить, до самого рассвета.
И вот он теперь - Первый в Круге, архимаг Аль-Сафира, правитель Серебряной Лиги, стоит перед нами, молодой, красивый, талантливый, непоколебимый в своей уверенности, гордый. Он улыбается нам.
И все вокруг верят в него и в то, что он приведет нас к победе.
А я один, кто знает, чего ему всё это стоит.


***

Сайрус был совершенно прав - после его смерти все изменилось.
Зехир не появлялся несколько дней - конечно, куда уж там. Война, город в осаде, море разом навалившихся обязанностей. Ведь одно дело быть сыном правителя, и совсем другое - править самому.
Да и едва ли, придя, он застал меня дома. Ведь я все-таки был почти уже магом... А потому - военнообязанным. И я стоял на стенах небесного города вместе с остальными, вглядываясь в ночь и считая огни костров, мерцающие на просторах расстилающейся вокруг пустыни. Сжимал рукоять волшебной палочки и трясся в душе от страха, ожидая сигнала о начале нападения.
О, нет, я не герой и не воин, куда мне. Боевой маг из меня никакой. Я уверен, что начнись сражение - и я разом бы позабыл все известные мне магические формулы... Мастерить содержащие заклинания безделушки - вот и все, на что я годен.
Через четыре дня армия немертвых отступила от стен Аль-Сафира.
Маркел все-таки сдержал свое слово.
А накануне этого Зехир пришел ко мне, незадолго до рассвета. Я только-только вернулся с дежурства, вымылся, поел и собирался ложиться спать, как почувствовал возмущение магических полей, всегда предшествующих телепортации. Торопливо указал только-только вошедшей в комнату Лейле на дверь, и понятливая наложница мигом испарилась.
Видел бы Круг Девяти сейчас своего правителя... Как всегда, поникшие плечи и потухший взгляд - словно бы Маркел вампир и не только спит с ним, но еще и пьет его жизнь. В одних кое-как одетых шароварах, остальную одежду небрежно скомканную, он держал в руке, вместе с артефактами.
- Здравствуй.
- Здравствуй, - ответил я, обнимая и целуя его. Улыбнулся. - Пошли купаться?
Он невесело усмехнулся, кивнул. Я заметил на его шее совсем свежий укус, а на бедрах - выделяющиеся даже на его смуглой коже красные полосы, уходящие под пояс штанов. Значит, снова не обойдется без лечебной магии.
- Джемаль...
- Да? - спросил я, осторожно проводя рукой по еще мокрой от воды спине. Рассеянный золотистый свет стекал с моих пальцев, мешаясь с прозрачными капельками и убирая все отметины, в который раз оставленные Маркелом на его ухоженной коже.
Какая же сука этот некромант! Зачем он так делает? Старый извращенец, почему ему так нравится кусать, царапать и вообще причинять Зехиру боль?
- Ты действительно считаешь, что я должен был?
- Да, - как можно спокойней ответил я.
Нет! Нет конечно, мой хороший, разве стоят все они, весь остальной мир, хотя бы одной вот этой ссадины на твоей коже, хотя бы одной твоей слезы?!
- А что?
- Нет, ничего… Просто спросил, - сказал он и отвернулся.
Закончив заклинание, я придирчиво оглядел его - нет, ни пятнышка не осталось. Подняв голову, встретился взглядом с устало-карими глазами, не выдержал, обнял друга за плечи. Ласково прильнул к нему, наши губы соприкоснулись - изгиб в изгиб, рука легла мне на талию... Его язык у меня во рту, дрожь пробежала вдоль позвоночника, растекаясь приятным теплом внизу живота, сердце забилось чуть-чуть быстрей. От его поцелуев у меня всегда голова идет кругом...
Зехир был еще весь такой восхитительно мокрый, вода с его волос капала на меня, сбегали вниз проворные капельки, щекоча кожу. Он склонился, ловко сцеловал одну, провел языком по моей груди и шее, по ее мокрому следу.
Кажется, сегодня мы не доберемся даже до гостиной.
Мы целовались, упоенно и жадно, стена за спиной холодила лопатки, Зехир прижимался ко мне всем телом, а его сильные руки были везде и всюду - ласкали, гладили, распаляли. Выучился всему - как всегда, способный и талантливый, лучший во всем.
Главное, не думать, на ком он совершенствовался - чтобы не портить себе удовольствие.
У его губ - восхитительный вкус, а едва уловимый, приятный запах сандала волнует, манит, обещает блаженство. Мне нравится его трогать, ласкать, пробовать... Разве мог я надеяться, что то, о чем я и мечтать не смел, однажды станет явью? Что мое божество, мой возлюбленный, мой идеал будет знать о том, о чем я ему столько лет не решался сказать, и знал что никогда и не решусь? И что он не рассмеется мне в лицо, не скривится презрительно - ведь нормальные маги не думают о мужчинах. А будет вот так вот целовать меня, как своих красавиц-наложниц, а я буду чувствовать тепло его обнаженного тела рядом с собой, сходить с ума от его близости, его прикосновений и одного осознания того, что он меня - тоже хочет.
Я еле стою, облокотившись на стену, и если бы руки Зехира не держали бы меня - я бы, наверное, не устоял на ногах. В голове все мешается, мир вокруг плавится и меркнет, и все, что есть важного - это ритмичные, ласковые движения его руки…
Сука… до чего же… хорошо и как… каждый раз… хочется… большего…
- Зехир... - умоляюще и совсем не-по мужски прошу я, кладя свою руку поверх его и не давая довести себя до разрядки. Он покорно останавливается, вопросительно на меня смотрит.
- Ты позволишь?..
Первый в Круге едва заметно вздрагивает, когда моя рука соскальзывает с его плеча, проводит по спине вниз и осторожно прикасается к щелочке между ягодиц. После секундного замешательства он улыбается, не размыкая губ, и неторопливо кивает. А затем обнимает меня, прижимаясь бедрами, и, склонившись к уху, горячо шепчет:
- Ладно, можешь… - и целует меня в ухо так, что дрожь бежит по спине, и легонько трется своими узкими бедрами о мои.
- Ох! - бессвязно вздыхаю я, потому что в голове и так - уже почти все звезды Ахсана, а он снова рукой чуть-чуть сжимает мою напряженную плоть - дразнит. А потом внезапно отступает на шаг назад, лениво потягивается, демонстрируя мне свое восхитительное, идеально вылепленное тело.
Зехир, похоже, совсем на мою просьбу не сердится.
Он покорно опускается на колени, опираясь руками на бортик купальни, смотрит на меня, повернув голову в пол-оборота. В темно-карих глазах мешаются вожделение и нетерпение, на губах - выжидательная улыбка: ну же, давай. А у меня все никак не выходит справиться с крышечкой, закрывающей флакончик с тем самым сандаловым маслом... В итоге, я открываю его зубами, торопливо лью немного на ладонь - и опускаюсь на колени рядом с ним.
Зехир с готовностью подставляет губы для поцелуя, расставляет пошире ноги, моя рука скользит по щелочке между его ягодиц, нащупывает вход... Он уже довольно растянут - не вскрикивает и не дергается, как раньше, когда мои пальцы проникают в него, а только радостно постанывает и прогибается в пояснице.
Ему нравится.
Подготовить его, как следует, мне не хватает терпения - впрочем, думается мне, он привык. Маркел едва ли сторонник долгих и нежных прелюдий к близости... Я, кусая от нетерпения губы, придерживаю Зехира за бедра и неспеша, аккуратно вхожу в упругую плоть. Он стонет, низко и протяжно, и не пытается, как раньше, вывернуться и сбежать, а наоборот, подается мне навстречу, изгибается изящное тело...
Нет, больше я не могу сдерживаться!
Я выхожу почти до конца, вхожу снова, он довольно вздыхает, я начиная двигаться чуть быстрей... Каким-то чудом замечаю, что правая рука Зехира отпускает бортик, ложится на его возбужденный член. Я накрываю его ладонь своей, и он согласно разжимает пальцы - уж понятно, это приятней, чем доставлять себе удовольствие самому. Сильный запах сандала дурманит и сводит с ума... Ритмично двигая рукой, я двигаюсь быстрей, быстрей, еще быстрей, все сильнее вдалбливаясь в тесную глубину, а Зехир выгибает бедра, вздыхает и вскрикивает в такт моим торопливо-яростным движениям. Вот его красивое тело, словно в агонии, вздрагивает в моих объятьях, с губ срывается мучительно-сладкий стон, а моя ладонь становится влажной от его теплого семени... И тут же и меня с головой накрывает обжигающая волна удовольствия, высвобождая из оков нетерпимой, приятной истомы.
Мы оба дышим тяжело и торопливо, взмокшие, взбудораженные, довольные. Я выхожу из него, Зехир выпрямляется, обнимает меня, целует. В его темно-карих глазах пляшут бесенята, он проводит языком по моему лбу, слизывая выступившие капельки пота.
- Тут такой жесткий пол... У меня колени болят, - сообщает мне он. - Может, пойдем в гостиную? Или в кровать?
Разумеется, я соглашаюсь.
Впрочем, пока я ходил вниз, эйфория от близости спала, и в голове у меня начали появляться странные мысли. Это... Неправильно как-то. Так быть не должно. Нет, я разумеется не против, и вообще я первый начал, но...
Но он же правитель, Ургаш побери. Он не должен был соглашаться. Ему нельзя так себя вести, как-то он совсем нехорошо распустился.
Опускание планок и общение с Маркелом не проходят даром?
- Зачем ты согласился? - спросил я его, закрывая дверь спальни и ставя на столик поднос с вином и его любимыми засахаренными орешками. Зехир, даже не потрудившийся одеться или накрыться одеялом, лежал на моей кровати, подперев рукой голову. Он сел, взял один орешек, положил его в рот, облизнул губы и пальцы - не так, как раньше, по привычке, а специально. И выглядело это дьявольски соблазнительно.
- Да ладно тебе. Что тут такого? Раз уж я все равно - некромантова блядь, так почему бы и тебе удовольствие не доставить?
Я вздрогнул, словно от удара - и отвел глаза.

***

С того момента что-то необратимо изменилось.
Я заметил это не сразу - слишком сильно было упоение от того, что снова получил разрешение на доступ к его спасающей мир заднице. Я млел от его прикосновений, пил его поцелуи до дна, сходил с ума от его близости. Сладкая дрожь пробегала по телу, стоило мне лишь подумать о любой из ночей, что мы с ним делили.
Полумрак моей спальни, горит только один ночник... Свежий ночной ветер перебирает занавески на окне, приятно холодит разгоряченную кожу... Бледный лунный свет, изящные изгибы красивого мужского тела... Запрокинутая голова, чуть приоткрытый рот, волосы темной волной рассыпались по плечам... Желание, затмевающее все вокруг, упоенное восхищение - он мой, наконец-то, снова - мой! Тяжелое, отрывистое дыхание, короткие всхлипы, низкие стоны, срывающиеся с губ... Проникновение, тугие мышцы, обхватывающие напряженную плоть, податливо выгибающееся навстречу моим движением тело, словно бы умоляющее - еще, глубже, сильней!
А потом он начал - закрывать глаза. И приходить все реже и реже...
Я убеждал себя, что это потому, что он правитель Лиги Серебряных Городов, у него много дел, ну и все такое. Ведь это всегда легче и проще - обманывать себя, нежели чем признавать очевидный факт. Что-то в его отношении ко мне... изменилось.
Однажды ночью, уже уходя, Зехир сказал:
- Мы начинаем освободительную кампанию. Войска собраны, выступаем завтра. Поэтому я, наверное, не смогу часто у тебя бывать.
Он стоял ко мне спиной, завязывая тесьму дишдаши, поэтому я не мог видеть выражения его лица.
- Ну, ты же знаешь - я тебя жду в любой момент, - ответил я, хотя сердце отчего-то заныло тревожно.
- Да, конечно. Спасибо, - вежливо улыбнулся он, повернувшись ко мне в пол-оборота. Набросил на плечи свой желтый бишт, завязал хизам, ловко одел браслеты на изящные запястья. Поцеловал меня коротко в губы - и, прочитав заклинание телепорта, исчез.
И какой только демон дернул меня поглядеть, куда он отправился? Нет, на самом деле, мне просто хотелось развеять неясную тревогу, увидеть заветную желтую точечку на карте, ласково к ней прикоснуться...
Я встал, влез в шаровары и пошел в мастерскую. Отомкнул заклинанием свой шкаф, залез в самый дальний угол, достал из какой-то старой коробки бережно обернутый в ткань кусок пергамента, расстелил его на столе.
Магическая карта Сайруса. Именно к ней было привязано зехирово кольцо: на ней подробно вырисовывалась та часть мира, в которой он находился. Маленькая желтенькая точка без подписи в окружении четких чернильных линий... Усилием воли я разжег настольную лампу, склонился над пергаментом.
И у меня дух перехватило, когда я прочел надпись сверху. Не Аль-Сафир, нет.
Мифоград.
Именно там сейчас стояли войска Маркела.
Ну, и сразу все встало на свои места. Все стало понятно... Интересно, и давно мы с некромантом для Зехира поменялись местами?!
Злость, обида и гнев захлестнули меня с головой. Да уж, похоже, он придет не скоро...
Но он пришел, назавтра, как ни в чем не бывало. Улыбчивый, ласковый, нежный. И глядя на него, я запоздало подумал, что не могу различить, когда он лжет, а когда ведет себя искренне. Действительно, уж если он водит за нос Маркела - то что говорить обо мне?
Ну, я и спросил его прямо - зачем он пришел. Что, вошел во вкус, не хватает уже одного некроманта, хочется чтобы еще повыебывали?
Зехир побледнел... А затем, высокомерно задрав подбородок, ответил. Я тоже не остался внакладе. Ох, оказывается нам столько всего хотелось сказать друг другу! И про подстилку немертвого, и про сволочь бессердечную, про неблагодарную дрянь и ничтожество, не знающего своего места. Про то, что Маркел, оказывается, ХОРОШИЙ, а я - редкостный ублюдок и похотливая, расчётливая, лицемерная скотина. Нет, это я-то!
- Что ты, что отец! Будь я вам хоть чуть-чуть дорог, стали бы вы меня под некроманта подкладывать?! А Маркелу я хотя бы нужен! Он меня - любит! Мой худший враг, больше, чем лучший друг и родной отец! - в сердцах выпалил Зехир.
У меня все ругательства сразу с языка слетели. Так вот чего он, вот в чем все дело...
Но прежде, чем я успел вымолвить еще хоть слово и что-то ему объяснить, Первый в Круге уже телепортировался прочь.
И глупо было надеяться, что он здесь хоть когда-нибудь появится.


***

Вести с войны, достигавшие Аль-Сафира, были одна радостней другой. Сперва - доблестный рыцарь, отказавшийся возвращать отданную ему на хранение часть артефакта, что был нужен Маркелу. Вспыхнувшая усобица, а тут нам подоспели на подмогу верные союзники-эльфы, да и демоны не прекращали набегов. Войска врагов отступали, огрызаясь, а Серебряная Лига вновь отвоевывала свои земли, пядь за пядью, бархан за барханом. Королева людей ушла от власти, передав все правление в руки Маркела, и тут имперцы взбунтовались окончательно, не желая подчиняться немертвому...
Зехир лично возглавлял наши войска. И у нас все шло слишком хорошо, чтобы я, знавший, что к чему, верил в то, что залогом победы является исключительная талантливость нашего молодого правителя в военном деле.
Талантливость-то талантливость, только вот тактика и стратегия тут совершенно не при чём.
Карта-проводник, заботливо переданная мне Сайрусом, ночь за ночью бесстрастно показывала, где и с кем проводит время Первый в Круге. С Маркелом, да-да. Раньше он хотя бы под утро к себе в шатер возвращался, а в последнее время и вовсе у некроманта ночевать повадился...
Сволочь, шлюха, подстилка немертвого.
Предатель!
Он вообще его убивать собирается, или уже нет?
А впрочем, плевать.
Ну а я собирался в Хиким. Потому что это было невыносимо - находиться дома, пытаться работать, собирая артефакты, как ни в чем не бывало, и с надеждой высовываться в коридор каждый раз, как Лейла хлопала входной дверью. Глядеть на карту всю ночь в ожидании чуда и видеть, что желтая точка и не думает двигаться с места...
Чудес не бывает - я, как маг, знаю это точно.
Да не придет он больше, не придет.
Все.
Хватит.
Конец.
Пора перестать, как влюбленной школьнице, тешить себя пустой надеждой.
То-то Сайрус бы порадовался, что наши, как он сказал, неприличные развлечения закончились… Хотя, едва ли он был бы рад сложившейся ситуации.
Лейла умоляла меня не ехать. Просила переждать хотя бы месяц-другой, пока немертвые и шайки отколовшихся от войска имперских сил не будут окончательно вытеснены и уничтожены. Но я был непреклонен.
Не объяснять же ей, что у меня сил находиться в этом доме больше нет? И вообще больше не на что сил нет, даже артефактами моими любимыми заниматься. Да, я пытался спрятаться в работу с головой, как одержимый...
Не вышло. От собственных горьких мыслей далеко ведь не убежишь.
Караван в Хиким уходит завтра утром.
И вот, наконец, сборы были закончены. Я обулся в походные сапоги, закинул за плечи сумку, поцеловал заплаканную Лейлу. Пообещал своей наложнице, что скоро вернусь, максимум через месяц, и она совершенно зря волнуется...
И, открыв дверь, вышел за порог.

@темы: Heroes 5 of might and magic, Первый в Круге, фанфик