10:40 

Зачем был взят Мифоград

inserted
До обоснуя ли, когда яой в разгаре...
Пэйринг: Сайрус/Маркел
Рейтинг: NC-17
Жанр: PwP
Предупреждения: слэш, нецензурная лексика, чуть-чуть AU
A/N: обещанное, из моего глубочайшего уважения к Сайрусу
Хотела по заявке: Маркел/Сайрус. Пусть ненавидят друг-друга и хотят -) И СТРАДАЮТ! В итоге - нон-кон, сомнительное согласие и рейтинг повыше -), но вышло не совсем. Страдать и нон-конить эти двое отказались.


Зачем был взят Мифоград
Пленник доставлял немало беспокойства даже четырехруким принцам ракшас - рыпался и дергался так, что приходилось держать крепко и быть начеку. Конечно, оглушить бы его, или, по-хорошему, вообще выпотрошить, но повелитель велел доставить невредимым и в сознании, а ракшасы всегда выполняли приказы.
Ловкий, гибкий и изворотливый, словно угорь, Маркел шипел, вырывался и сыпал проклятьями - впрочем, напрасно, держали крепко. Равнодушные и сильные, служащие магам полулюди-полульвы тащили его куда-то, и лишь изредка сердито рычали, когда он, пытаясь вырваться, дергался слишком резко.
Наконец, его подтащили к высокому ярко-желтому, в синюю полоску шатру. Стоящие на посту у входа принцессы ракшас приветственно рыкнули, одна чуть отвела полог в сторону, заглянула внутрь... А потом кивнула синегривой головкой, и некроманта резко, довольно-таки грубо впихнули внутрь. Не ожидавший такого внезапного поворота событий, Маркел сделал неловкий шаг вперед, обо что-то споткнулся, потерял равновесие и упал на колени, оперся о землю ладонями...
И, чуть подняв глаза, увидел перед собой загнутые кверху кончики кожаных полусапог.
- Маркел, на коленях, у моих ног... До чего приятное зрелище!
Высокий, резкий, насмешливый голос, который некромант узнал бы из сотен других. Он медленно поднял голову - да, так и есть. Над короткими сапогами - широкие, ярко-оранжевые шаровары, мягко струятся складки просторной абы* небесно-голубого шелка. На сложенных на груди руках - десятки разноцветных, тоненьких браслетов, цепочки, ряды разных бусинок - мелких, крупных, деревянных, стеклянных, металлических, совершенно не сочетающихся между собой по размеру и цвету. Ехидно ухмыляющиеся, тонкие губы, такие же ехидные серые глаза, миндалевидные, чуть приподнятые к вискам, сильно подведенные кохлем. Аккуратные уши украшают две длинные, каплевидные сережки, и еще с десяток мелких. Вместе с кольцами, да браслетами, да ожерельями - целая ювелирная лавка. Над высоким лбом - легкая нежно-лиловая ткань тюрбана, скрепленного крупной золотой брошью.
- Сайрус, - протянул некромант, с достоинством поднимаясь и отряхивая свое черное одеяние. - Ну, здравствуй, попугай.
- Привет, некрофил, - приветливо ответил тот.
- А тебе не казалось, - смахивая пылинки с колен, продолжил Маркел, - что когда я говорил: "Захочешь встретиться, ищи меня в Мифограде", я не имел ввиду то, что ты устроил?
Молодой предводитель волшебников пожал плечами, сделал шаг вперед. Украшенные кольцами пальцы взяли, закрутили выбившуюся из-за уха длинную, смоляную прядь:
- Я просто решил совместить приятное с полезным.
- Ты самый ебанутый маг из всех, что мне встречались! - усмехнулся некромант. Неторопливо провел костяшками пальцев по гладко выбритой щеке, Сайрус довольно потерся о его руку...
Спустя секунду двое уже горячо и упоенно целовались.

[* широкая мужская накидка]


***
Это началось давным-давно, когда Маркел был сопливым юнцом и страдал дурацкими приступами благородства. Что еще им двигало, и где был его здравый смысл, когда он вместе с девчонкой-обретшей-плоть сунулся в Серебряную Лигу, он до сих пор сказать не мог. Вероятно, запал на Фиону и надеялся, что от симпатичной юной герцогини ему перепадет чего-нибудь поприятней и повесомей лучистого взора и робких благодарностей.
Увы, перепала ему не ночь со сладкой маленькой девственницей, а битва со свихнувшимся на демонах волшебником, а потом и вовсе заточение. Вместо того чтобы сказать: "Спасибо, что помог," маги взяли его под белые ручки и засунули в темницу. Чудесно, из Людмилиной выбрался, в другую попал.
Впрочем, в отличие от больной на голову фригидной некромантки, новый главный среди волшебников оказался парнем молодым, симпатичным и вполне себе вменяемым. Даже не удивился, когда Маркел предложил ему цену за свою свободу. Задумчиво покусывая одну из висящих на шее бисерных ниток, внимательно оглядел некроманта с ног до головы... И сказал, что сперва надо глянуть, каков пленник в деле, а потом уж говорить о свободе. А то может некромант языком умеет пользоваться, только когда болтает?
Маркел сказал, что если маг рискнет войти в камеру, то он покажет, как и чем умеет пользоваться.
Сайрус рискнул.
Маркел потом долго жалел о двух вещах: что в камерах у магов такой холодный и жесткий пол, и что эти придурки за тысячелетия изобрели вот какие угодно заклинания, кроме самого нужного - позволяющего в любой момент из ниоткуда достать смазку. Конечно, в следующий раз Сайрус смилостивился и притащил какое-то масло, а потом и вовсе переселил Маркела из камеры в свою спальню, мотивировав это тем, что ему в лом таскаться по ступенькам вверх-вниз. Устроить побег из полуразрушенной башни для него было - раз плюнуть. Правда, цена с недели подскочила до месяца, но некромант как-то и не возражал. Впрочем, вскоре на Сайруса стали косо посматривать: кое-какие звуки просачивались даже сквозь стоящий на комнате мага барьер тишины, и Маркел наконец-то был отпущен.
Они потом встречались еще несколько раз. Маги регулярно устраивали на некромантов облавы, а Сайрус уведомлял его о них заблаговременно. Там-то мол и там. Не предупреждение, не предложение встречи, а так, к сведению. Маркел, если скучал, приходил обязательно - волшебник был привлекателен, забавен, и в постели очень даже ничего. Не требовательный, не ревнивый, ни к чему не обязывающий. Так, встретиться, потрахаться к обоюдному удовольствию, разбежаться. А почему бы и нет?
Последний раз они виделись года три-четыре назад. А потом Маркел вздумал поучиться более высокой некромантии и пойти в ученики к Сандро. Самый могущественный из немертвых квартировался в Мифограде, не прятался, магов не боялся, учеников не брал.
Маркел и его сумел уговорить.
Сайрус тоже там как-то поднялся, вырос, и в карательных экспедициях участвовать перестал. Некромант по нему даже немного скучал - в своем роде. И вот нате вам, рыцари и маги берут Мифоград в осаду, разносят к чертям... И оказывается, что никто иной, как именно Сайрус возглавляет войска магов.
Ну разумеется, Маркел был не таким дураком, чтобы считать, что волшебник пошел брать город именно из-за него. Но все равно, было немного приятно.


***
Волосы у Сайруса на сей раз оказались выкрашенными в ярко-зеленый. Маркел всегда ужасался полным отсутствием у него вкуса и чувства меры, и в упор не понимал стремления выглядеть как помесь попугая и лотка с украшениями. Хотя, этим страдали все маги: видать, национальная черта.
В свою очередь, Сайрус не понимал, как можно все время кутаться в один и тот же грубый черный балахон, не украшенный даже ни одной бисеринкой, ни одной ниточкой вышивки. Совсем все стремление к прекрасному растеряли эти некрофилы среди любимых трупов...
Впрочем, сейчас думать и спорить о вкусах им было некогда.
Сайрус дышал тяжело и отрывисто, голова запрокинута. Глаза были прикрыты, нижняя губа влажно блестела - он постоянно ее прикусывал, облизывал. Пальцы одной руки вцепились в шелковое покрывало ложа, другая лежала на затылке Маркела, запуталась в темных прядях. Сам некромант привычно расположился между широко разведенных коленей, и, пока не прикасаясь к уже колом стоящему члену, дразняще выцеловывал низ живота и бедра.
- Блядь, не мешайся, - проворчал он, когда Сайрус требовательно надавил на затылок. Но все-таки смилостивился, обхватил влажную от смазки головку губами. Маг, издав какой-то непонятный полувсхлип-полустон, выгнул бедра вверх, навстречу прикосновению. Маркел сделал пару неглубоких движений вверх-вниз... чуть отстранился, с усмешкой глянул в искаженное желанием лицо совершенно одуревшего волшебника... и принялся за дело всерьез, то заглатывая член почти полностью, то дразняще лаская губами головку, то проводя языком по всей длине, периодически отстраняясь и легонько сжимая ствол у основания, не давая партнеру кончить раньше времени. Сайрус постанывал, подмахивал бедрами и шипел сквозь зубы ругательства, общий обрывочный смысл которых сводился к тому, что он сделает с некромантом, если тот вздумает прекратить.
- Если ты... мне не... то я-а-а-а!.. - сорвался на крик он, судорожно выгибаясь в сладкой судороге оргазма.
Маркел сглотнул, пару раз лениво лизнул еще твердый член, а потом отстранился, перебрался повыше и улегся на живот рядом, любуясь. До чего же здорово, видеть такого вот взрослого мужчину... Да ладно, по сути, смертельного врага, в такие вот моменты, когда он совершенно невменяем. Он провел пальцем по закрытым глазам, ощутил мягкость щекочущих пальцы ресниц... Скользнул по щеке, ласково провел по влажным губам. Сайрус приоткрыл рот, поймал палец губами, облизнул. Поднял веки - на некроманта уставились хитрые, потемневшие глаза:
- Ты охуителен.
- Да я в курсе, многие так говорят, - расплылся в лукавой улыбке тот. Склонился к губам волшебника, рука скользнула по шее, легко коснулась ключиц, расположилась на груди, ненавязчиво поглаживая маленький сосок.
"Пески пустынь, ну какая же он блядь," - восхищенно подумал Сайрус, жадно целуя чуть солоноватые губы. И красотой природа не обделила, и талантом: любой шлюхе сто очков вперед даст. Иной бы сдох скорей, чем позволил к себе прикоснуться, а этот... Он невольно вспомнил, какими глазами на него смотрел Маркел тогда, в подземелье, и как говорил, предлагая себя - от одного взгляда с поволокой, от звука завораживающе-низкого голоса, от одних интонаций кончить было можно.
Других некромантов Сайрус убивал безжалостно и без раздумий. А если пропадет такое сокровище, будет очень жалко. Он провел рукой по волнительному изгибу спины, упругой ягодице, легонько шлепнул... Маркел, не прерывая глубокого поцелуя, придвинулся ближе, прижался, потерся бедрами, давая почувствовать свое возбуждение. По телу пробежала невольная дрожь, где-то в глубине затлела искорка не успевшего погаснуть до конца желания. Этот умел целовать так, что и у мертвого бы встало...
- Как обычно, скинемся на пальцах, кто сверху? - тихий, горячий шепот, язык и губы ловко вынули из уха длинную сережку-каплю.
- Пошел ты, - выдохнул Сайрус, чуть кусая его за плечо. - Это ты у меня в плену.
- Ах да...
Маркел умудрялся стонать так сладострастно, протяжно и низко, когда его подготавливали, что просто срывало крышу. Бесстыдно выгибал бедра, чтобы скользкие от масла пальцы проникли еще глубже ("О, ты захватил все необходимое, Сайрус, и не будешь драть меня насухо? Очень мило с твоей стороны..."). Напряжение в паху становилось просто невыносимым. Маг вынул пальцы, раздвинул пошире бедра и медленно, плавно вошел в податливое, горячее тело.
Маркел всхлипнул в его руках, низко застонал. Чуть отстранившись, Сайрус толкнулся вглубь, изящное тело изогнулось, насколько позволила поза и руки на плечах и бедрах. От низкой хрипотцы, звучащей в голосе, можно сойти с ума:
- Хватит уже, блять, давай...
Неторопливое скольжение - протяжный стон сквозь зубы, резкий толчок - вздох. Не в силах ждать, Маркел двинулся навстречу, насаживаясь на твердый член, извиваясь всем телом, пытаясь вырваться из держащих его рук.
- Ну, раз проси-и-и-и... - окончание слова затерялось в стоне, когда мышцы сжали возбужденную плоть. Маг с силой стиснул узкие бедра - плевать, что могут синяки остаться - и принялся остервенело трахать изнывающего от желания мужчину.
Вздохи, стоны, глухие, яростные шлепки бедер о ягодицы... Маркел извивался, выгибался, стараясь то вырваться, уйти от болезненного проникновения, а то насадиться поглубже, почувствовать еще, сильнее, да... Перенеся вес на один локоть, он потянулся к своему жаждущему разрядки члену, погладил большим пальцем головку, размазывая выступившую самом кончике капельку смазки, обхватил ладонью и начал ласкать себя, скользя рукой в такт заданному ритму. Сайрус сзади тяжело дышал, постанывал сквозь плотно сжатые зубы, продолжая немилосердно и глубоко вдалбливаться, заставляя все тело содрогаться от прокатывающихся сладких волн. Некромант был слишком возбужден, ощущения были слишком острые, чтобы мешающая боль и удовольствие пытка могла продолжаться долго... Не выдержав, Маркел выгнулся дугой, во весь голос вскрикивая и выплескиваясь в собственную руку. И без того горячие и тугие, мышцы непроизвольно сжались, глухой стона Сайруса ответил эхом, когда тот кончил глубоко внутри любовника. Не выдержав веса, рука подогнулась, тот обессиленно рухнул на ложе. Волшебник по-хозяйски улегся на него сверху.
- Слезь, придурок, - простонал некромант. - И будь добр, покинь мою задницу.
Сайрус хмыкнул, поднялся, провел языком по шее, откинулся на подушки, притянул его поближе. Маркел, удобно устроившись у него на плече, довольно усмехнулся - вот она, высшая власть. Отдать кому-то свое тело, чтобы восторжествовать над разумом и душой... Он провел пальцами по тяжело вздымающейся груди Сайруса, вычертив какой-то рассеянный узор, спросил:
- Что, возьмешь меня в Серебряные города, повытрахаешь вволю, а потом предашь Окончательной?
- Вот еще. Сбежишь на третью ночь, во время полуночной смены дозорных. Я уже обо всем договорился.
Некромант лениво потянулся, согласно кивнул.
- Кстати, некрофил...
- Да, милый?
- Какую там из твердынь некромантов мне придется разъебать в следующий раз, чтобы увидеться с тобой?

@темы: фанфик, Heroes 5 of might and magic

URL
   

Мыслеслив

главная